Видео как людей сажали накол

Казнь происходила следующим образом. Сначала палач слегка насаживал тело преступника на кол, а потом ставил «деревяшку» вертикально. Под тяжестью собственного веса, жертва постепенно опускалась все ниже и ниже. Но происходило это медленно, поэтому у обреченного была пара-тройка часов мучений, прежде чем кол выходил через грудь или шею.

Видео как людей сажали накол

Посвящается Мэтру Мишелю Ассуну в знак дружбы и уважения. Моей сестре Виктории и ее сыну Джонатану

Если взглянуть на список трудов Мартена Монестье, на ум приходит одно слово – «энциклопедист». В неуемном желании охватить самый обширный круг тем писатель проникает в тайны чудовищного мира, который волнует и завораживает его. Нет пределов его ненасытной жажде познания, неразрывно связанной со стремлением отражать только факты, не давая воли чувствам, дабы разделить знания с умеющими сопереживать.

Историческое исследование видов смертной казни, применяемой от начала времен для наказания и умерщвления злодеев, похоже на вызов. Ведь мы привыкли рассматривать этот вопрос скорее с принципиальной точки зрения. Мы «за» или «против». Однако обзор используемых методов с описанием страданий приговоренного и его возможностей искупления вины приводит к выводу, что на земле царит зло, а упования на прогресс тщетны. Зачем же рассказывать об этом?

Согласившись написать предисловие к данному труду по социальной антропологии, я надеюсь, что ясное понимание усилий, цитирую автора, «человеческого гения на службе у зла и порока» утешит повергнутых в ужас читателей. Ведь за списком из тридцати шести способов лишения человека жизни, представленных столь объективно и беспристрастно, что не придрался бы и сам Макиавелли, угадывается негодование защитника человеческого достоинства, говорящего от имени бесчисленных жертв. Негодование гуманиста, который верит в эволюцию человеческого сознания, а не общества, всеми правдами и неправдами присваивающего себе право решать, кому жить, а кому умирать.

Как адвокат, который вот уже сорок лет стоит на страже законности, вправе ли я говорить о ценности этой концептуально новой научной работы, ведь мои заслуги не столь велики, как у признанных «криминалистов» Мориса Гарсона или моего бывшего однокашника Робера Бадинте, которые так блестяще и пылко разоблачили кровавый приговор? В данном случае ко мне обратились скорее как к «политику» с набережной д’Орсе, участвовавшему в ратификации Францией акта о праве на обжалование приговора в рамках Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (октябрь 1981 года), а позже, уже после отмены смертной казни, – в ратификации дополнительного протокола.

Помнится, никогда раньше в правительстве не было единодушия по данному вопросу. Все, что затрагивает национальную безопасность, не дает покоя некоторым ответственным лицам, будь то в мирное или военное время. Ночью Поль Легат, близкий соратник президента республики, передал через меня в Страсбург Андре Шандернагору, министру по делам Европы, приказ приступить к исполнению всех формальных процедур, предусмотренных Советом Европы. Я благодарю Мартена Монестье за то, что он таким образом напомнил об инициативах, предпринятых с 1981 года для того, чтобы Франция присоединилась к партнерам, уже отменившим узаконенное убийство.

Увы, перемена нравов, произошедшая на Западе, не заставила мир ценить личность, не остановила занесенный меч, карающий самых закоренелых преступников. О своевременности перечня Монестье как нельзя лучше говорит тот факт, что подавляющее большинство из ста семидесяти девяти государств, входящих в Организацию Объединенных Наций, по-прежнему прибегают к жестоким расправам, медленным или скорым. Беспристрастный взгляд на способы наказаний лучше всяких речей и обличений поспособствует излечению «поборников справедливости» и дискредитации самого убийства, каким бы оно ни было – тайным или публичным.

Первый урок, который стоит извлечь из этого атласа смерти, заключается в том, что на протяжении всей истории обвиняемые, как преступники, так и невинные люди, неизменно подвергались истязаниям. Все помнят о пытках, изобретенных китайцами, персами, ассирийцами, хеттами, римлянами, карфагенянами, византийцами и другими. А как не вспомнить о расправах без всякого суда и следствия, по законам военного времени совершаемых в ходе любых конфликтов, будь то на национальной, гражданской или религиозной почве? Смертная казнь напоминает слепую бойню, и пальма первенства здесь принадлежит нацистам, использовавшим против отдельных лиц и целых сообществ, виновных лишь в том, что они жили, полный набор методов, описанных автором. Второй урок – в тех достижениях палачей, которые стали возможны благодаря научно-техническому прогрессу, к примеру по части произвольного замедления или ускорения процесса умерщвления. Нет пределов фантазии, реализованной в застенках, камерах пыток и публичных местах. На рисунках, изображающих длительную агонию Дамьена, покусившегося на жизнь короля Людовика XV, видно, что даже зрители, обычно развлекавшиеся подобными зрелищами, чувствовали, что предел перейден. Только тем мученикам, за кого семьи платили звонкой монетой, укорачивали ужасные страдания.

В-третьих, труд показывает всю тщетность методов, которыми обрабатывают тело и дух. Хотя никакой классификации не существует, некое условное разделение на группы все же может быть предложено. Во всех уголках нашей планеты ремесло палача сродни искусству мясника. Способы варьируются. Многие подразумевают поражение мишени на расстоянии: от забивания камнями до расстрела, включая выстрел из лука или пищали. При других прибегают к огню: сжигание на костре и поджаривание, применяемое к колдуньям и безбожникам. Третьи отдают предпочтение стихии воды, применяя утопления и отравления. Кто-то лишает воздуха: удушением, удавлением, повешением, замуровыванием. Кто-то сносит головы: топором или саблей, ножом гильотины. Есть и приверженцы суперсовременных казней, с использованием последних достижений техники, таких как газовая камера, электрический стул, смертельная инъекция.

Читайте также:
Букетные огурцы

Удрученный представленным набором чудовищных рецептов человек конца XX века вправе задать себе вопрос о смысле прогресса, используемого для уничтожения личностей, отвергнутых социумом. Можно ли назвать прогрессом то, что «головорубки» предвосхитили гильотину, придуманную медиком-филантропом, или что использование газовой камеры восходит к 1924 году, а электричество Эдисона привело к появлению в США стула для поджаривания? Только один вывод вытекает из этой дискуссии – проявление доброй воли ученых, решивших уменьшить ужас и боль смертников, долгое время ожидавших своего последнего часа… Они заслуживают смягчающих обстоятельств.

В конечном итоге, хотя Мартен Монестье тут весьма сдержан, вопрос заключается в выборе между варварством и цивилизованностью. Как воплотить на практике Декларацию прав человека (всеобщую, региональную и национальную), если страны так и не могут определиться в выборе между решениями отменить, поддержать или восстановить высшую меру? Стоит надеяться, что успешный опыт европейцев распространится и на другие континенты. Тогда наконец исчезнут виселицы, костры и эшафоты, заполонившие наш мир. С надеждой глядя в будущее, воздадим же должное автору. Правдивое описание инструментов, предназначенных для легальных форм умерщвления, побуждает к размышлению о судьбе палачей. Это описание должно помочь продвижению благородного дела, за которое в свое время боролись Виктор Гюго, Альбер Камю и Артур Кеслер. Смертная казнь не имеет права на существование в мире, где наука учится не убивать, а помогать умирать. Но это уже совсем другая проблема, которая вызывает не меньше разногласий как в обществе, так и на межправительственном уровне. Совесть не знает передышек.

Го Бриссоньер[1]

В ходе написания данного труда были использованы архивы частных коллекционеров, музеев, библиотек, министерств и исправительных учреждений многих стран, в том числе Франции, Германии, Италии, Англии, Китая, Голландии, Испании и, конечно, США.

Как сажали на кол

Если говорить совсем грубо, суть казни состоит в забивании кола в тело осуждённого. Как правило, кол забивали в задний проход, после чего оставляли приговорённого умирать. Некоторые народы (например, ассирийцы) вводили кол через живот, а выводили через рот или подмышку.

Есть и другие методы сажания на кол – палачи столетиями упражнялись в этом деле, добиваясь максимально медленной смерти для своих жертв, а значит – и максимально мучительной.

Приговорённого к смерти клали на землю (на живот), разводили ноги и руки (часто просто прибивали к земле). После чего вводили в анальное отверстие кол. Если кол был большим, анус смазывали маслом или немного надрезали. Палач втыкал кол, насколько мог, а дальше забивал дубиной или молотом.

Иногда механизм казни прописывался в приговоре (например, могло быть указано, насколько глубоко необходимо забить кол), но чаще механика отдавалась на откуп палачам.

После того, как кол был забит на нужную глубину, кол с насаженной на него жертвой ставили вертикально, и казнь продолжалась уже без палача. Человек насаживался на кол под собственным весом. Происходило это медленно и крайне мучительно. Наиболее болезненными были ситуации, когда кол выходил через живот. Если орудие попадало в гортань или грудную клетку, смерть наступала быстрее. В России было принято целиться колом в сердце, но выходило редко.

И всё равно приговорённый умирал долго – случаи, когда страдания продолжались в течение нескольких дней, не были редкостью. На кол, например, посадили любовника жены Петра Первого Евдокии. Через двенадцать часов казни он ещё был в силах смачно харкнуть императору в лицо.

Изначально применяли острый кол, но он быстро разрывал ткани и смерть, якобы, получалась недостаточно мучительной. Многие палачи специально тупили кол, а в некоторых странах и вовсе стали надевать на острие круглый набалдашник (в Китае, Сиаме, Персии и Бирме). Круглая головка не разрывала внутренние органы преступника, а «раздвигала» их, продлевая мучения.

Закапывание

Этот вид казни, чаще всего, применяли к женщинам, которые убили своих мужей. Обычно, их закапывали по горло (реже по грудь) в каком-нибудь наиболее оживленном месте. Например, на главной площади города или же местном рынке.

Закапывание.

Закапывание. Источник: pinterest.com

Сцену казни по средству закапывания прекрасно описал Алексей Толстой в своем эпохальном, хоть и незаконченном романе «Петр Первый».

Пока мужеубийца была еще жива, к ней приставляли специального охранника — часового. Он строго следил за тем, чтобы никто не проявлял к преступнице сострадания и не пытался ей помочь, дав еды или воды. А вот если прохожие хотели поиздеваться над смертницей — пожалуйста. Такое не возбранялось. Хочешь плюнуть в нее — плюй, хочешь пнуть — пни. Охранник лишь поддержит инициативу. Также любой желающий мог подкинуть несколько монет на гроб и свечи.

Обычно, через 3−4 дня преступница умирала от побоев или же у нее не выдерживало сердце.

Посажение на кол

Посажение на кол Казнь, Текст, Смерть, Длиннопост, Жесть

Посажение на кол широко применялось ещё в Древнем Египте и на Ближнем Востоке. Первые упоминания относятся к началу II тысячелетия до н. э. Особое распространение казнь получила в Ассирии, где посажение на кол было обычным наказанием для жителей взбунтовавшихся городов, поэтому в поучительных целях сцены этой казни часто изображались на барельефах. Применялась эта казнь по ассирийскому праву и в качестве наказания женщин за аборт (рассматривался как вариант детоубийства), а также за ряд особо тяжких преступлений. На ассирийских рельефах встречаются 2 варианта: при одном из них приговорённому протыкали колом грудь, при другом острие кола входило в тело снизу, через анус. Казнь широко применялась в Средиземноморье и на территории Ближнего Востока по меньшей мере с начала II тысячелетия до н. э. Эта мера применялась в Мидии. Известна она была и римлянам, хотя распространения в Древнем Риме не получила, в противовес распятию

Читайте также:
Драцена маргината 'Маджента' — Сад "Любимый сад" — Оксана Красавина

Посажение на кол Казнь, Текст, Смерть, Длиннопост, Жесть

На протяжении большой части средневековой истории казнь посажением на кол была очень распространена на Ближнем Востоке, где являлась одним из основных способов мучительной смертной казни.

Посажение на кол было довольно распространено в Византии, например Велизарий подавлял мятежи солдат, сажая зачинщиков на кол.

По распространенной легенде особой жестокостью отличился румынский правитель — правильнее, валашский господарь — Влад Це́пеш —( Влад Дракула, Влад Колосажатель, Влад Кололюб, Влад Пронзитель). По его указанию жертв насаживали на толстый кол, у которого верх был закруглён и смазан маслом. Кол вводился во влагалище (жертва умирала практически в течение нескольких минут от обильного маточного кровотечения) или анус (смерть наступала от разрыва прямой кишки и развившегося перитонита, человек умирал в течение нескольких дней в страшных муках) на глубину нескольких десятков сантиметров, потом кол устанавливался вертикально. Жертва под воздействием тяжести своего тела медленно скользила вниз по колу, причем смерть порой наступала лишь через несколько дней, так как округлённый кол не пронзал жизненно важные органы, а лишь входил всё глубже в тело. В некоторых случаях на колу устанавливалась горизонтальная перекладина, которая не давала телу сползать слишком низко, и гарантировала, что кол не дойдёт до сердца и иных важнейших органов. В таком случае смерть от потери крови наступала очень нескоро. Обычный вариант казни также был очень мучительным, и жертвы корчились на колу по несколько часов.

Кровожадную изощрённость валашского воеводы европейцы иногда воспринимали в качестве некоей восточной экзотики, неуместной в «цивилизованной» державе. Например, когда Джон Типтофт, граф Вустер, вероятно, наслушавшись во время дипломатической службы при папском дворе об эффективных «дракулических» методах, стал сажать на кол линкольнширских мятежников в 1470 году. Впоследствии его самого казнили за (как гласил приговор) поступки, «противные законам данной страны»

Посажение на кол Казнь, Текст, Смерть, Длиннопост, Жесть

Тем не менее, посажение на кол порой применялось и в странах Европы. В Швеции XVII века оно использовалось для массовых казней членов сопротивления в бывших датских провинциях на юге страны (Скания). Как правило, шведы втыкали кол между позвоночником и кожей жертвы, и мучения могли длиться до четырёх-пяти дней, пока не наступала смерть.

Посажение на кол до XVIII века применялось на территории Речи Посполитой, особенно во время борьбы с казачеством, а также в странах и владениях, входивших в состав Османской империи.

Испанские конкистадоры сажали на кол пленных и даже лидеров индейцев во время конкисты, так например был казнён вождь арауканов Кауполикана.Испанская инквизиция также применяла посажение на кол в качестве орудия пытки, но редко использовала в качестве орудия казни, предпочитая традиционное сожжение заживо, как более эффективный способ в борьбе за веру.

На Руси применялась при Иване Грозном.

В 1614 году в Москве на кол был посажен атаман донских казаков, один из виднейших предводителей казачества в эпоху Смуты Заруцкий.

По свидетельствам современников Петра I, в частности австрийского посланника Плейера, именно таким способом расправился российский император со Степаном Глебовым, любовником своей сосланной в монастырь жены Евдокии.

Схожая казнь пользовалась немалой популярностью в Южной Африке. Зулусы использовали казнь для воинов, проваливших выполнение своих заданий или продемонстрировавших трусость, а также для ведьм, чары которых угрожали правителю и единоплеменникам. В зулусском варианте казни жертву ставили на четвереньки и потом забивали ей в задний проход несколько палок длиной 30-40 см. После этого жертву оставляли умирать в саванне

Почему тамбовские крестьяне посадили на кол большевичку Софью Гельберг

Период Гражданской войны навсегда останется в истории как время анархии, жестокости и разрухи. Именно эта эпоха подарила миру множество одиозных личностей, упивавшихся своей безграничной властью и дававших волю самым отвратительным порокам. Но нередко бывало и так, что жертвы этих маньяков восставали и тогда пощады мучителям не было.

Именно так закончилась жизнь большевички Софьи Гельберг по прозвищу «Красная Соня».

Хорошо известно, что Гражданская война дала каждой губернии бывшей империи своих «героев».

Под Кемерово искоренял врагов революции красный командир-палач Григорий Рогов, в Хакассии вырезал людей целыми деревнями юный Аркадий Гайдар, а в причерноморских степях орудовал бывший одесский налетчик Григорий Котовский.

Shorik Hriply, Санкт-Петербург

Была своя героиня и на Тамбовщине — это «Красная Соня» Софья Нухимовна Гельберг. Несмотря на принадлежность к прекрасному полу, эту женщину можно смело причислить к числу самых жестоких и отвратительных животных, всплывших на поверхность в пене Октябрьской революции.

О месте и дате рождения Софы Гельберг ничего не известно. Можно лишь с уверенностью сказать, что детство ее прошло в пределах установленной для евреев в Российской Империи «черте оседлости». По образованию эта женщина была медиком, а точнее — акушеркой, что не помешало ей стать красным командиром и вершителем тысяч судеб.

Читайте также:
Выращивание Настурции на балконе из семян – пошаговая инструкция

Ошибочно приписываемое В.И. Ленину высказывание о том, что «любая кухарка может управлять государством» как нельзя лучше описывает молниеносную карьеру Гельберг после Октябрьского переворота. Акушерка Софа, благодаря страстной любви к мировой революции и ненависти к классовым врагам, показалась кому-то идеальным кандидатом на должность красного командира.

Софье Гельберг в 1918 году партия поручила насаждать так называемый «военный коммунизм» в Тамбовской губернии, где было сильно влияние монархистов и проживало немало неблагонадежных зажиточных крестьян. За дело Софа взялась, что называется, засучив рукава. Ее отряд состоял из революционных матросов и солдат, отборных криминальных отбросов и инородцев: мадьяр, китайцев и австрийцев.

Этот контингент был плохо управляем и нуждался в крепкой руке, которую внезапно обнаружила в себе неказистая акушерка Софья. «Красная Соня», а именно так прозвали эту женщину, была беспощадна к своим соратникам и люто ненавидела обрисованного ей партией врага.

Сначала Гелберг действовала грубо и прямолинейно. Ее отряд заходил в деревню или городок и Софья сразу требовала выдать ей «враждебные элементы». В эту группу входили бывшие дворяне, унтер-офицеры, священники, купцы, кавалеры царских орденов и просто зажиточные крестьяне.

Всех их сразу же уничтожали, чаще всего изрубив саблями или заколов штыками. Софья не жалела даже детей — ее бойцы без колебаний расправлялись с гимназистами. После расправы с классовым врагом назначалось местное самоуправление, в которое входили маргиналы — пьяницы, уголовники и бродяги.

Но слава скоро о деяниях «Красной Сони» облетела Тамбовскую губернию и искать врагов стало труднее. Тогда Софья изменила тактику и в каждой деревне начала спрашивать у местных жителей, кого из уважаемых людей они хотели бы видеть в местных Советах. Таким образом, палачам выдавали наиболее опасных для революции персон, которых тут же казнили.

Гельберг никогда не упускала возможности сама принять участие в пытках и казнях. Свидетели ее «работы» рассказывали леденящие кровь подробности — людей рубили топорами, живьем закапывали в землю, сжигали, разрывали лошадьми. Софья, имевшая опыт работы в медицине, отлично знала, как сделать своей жертве больно и не боялась крови.

Но такая деятельность «Красной Сони» не могла не породить противодействия. Крестьяне, чтобы противостоять Гельберг и ее шайке начали организовывать вооруженные отряды самообороны. Оружия в это время в российских деревнях хватало, как и отчаянных людей, которые прошли ад Первой мировой и Русско-японской войн.

Едва вдалеке появлялись красные знамена, на колокольнях деревенских церквей начинали бить в набат и все, кто мог держать оружие, занимали оборону. Часто на помощь приходили жители соседних деревень — такая взаимовыручка позволяла оказать серьезное сопротивление.

Эти события позднее историки революции опишут как контрреволюционное Тамбовское или Антоновское восстание, но, по сути, крестьяне просто хотели защитить себя и свои семья от убийц, насильников и мародеров. С каждым днем сопротивление крестьян становилось все более активным и, чтобы занять очередную деревню, «Красной Соне» приходилось вступать в бой с ополчением из местных жителей.

В схватке с одним из таких отрядов на околице деревни Козловка и был разгромлен отряд Гельберг. Нужно сказать, что «Красная Соня» без боя вступила в деревню и, казалось, между сторонами возможен был диалог. Но красноармейцы с ходу расстреляли возле деревенского храма нескольких уважаемых крестьян, что и стало причиной нападения на отряд.

Исследователь Тамбовского восстания Б.В. Сенников в книге «Тамбовское восстание 1918-1921 гг. и раскрестьянивание России 1929-1933 гг.», опираясь на рассказы очевидцев, так описал события того дня:

Придя на место, коммунисты согнали всех к церкви на сход. Комиссар в пенсне с черной бородкой, на вид добрый дядюшка, кряхтя влез на тачанку с пулеметом, и обратился к собранным крестьянам с речью. Он сказал, что отныне у них теперь будет советская власть, от которой им ничего, кроме хорошего, не будет, а поэтому нужно будет им создать совет из местных жителей. Дальше он попросил, чтобы сход назвал ему всех уважаемых людей. Крестьяне, переговорив между собой, решили так, что если в этом совете будут хорошие и всеми уважаемые люди, то пусть будет совет.
Далее, бойцы красного отряда действовали по хорошо отработанному, безотказному сценарию:

Когда вышли все, их сразу же взяли в кольцо китайцы и, щелкая затворами своих винтовок, стали оттеснять к церковной стене. Раздалась команда и прозвучал винтовочный залп. Среди народа раздался женский истошный вопль, а затем заголосили и все остальные женщины. Мужики, шокированные произошедшим, не могли прийти в себя от такой подлости комиссара. Выходило, что они ему выдали на смерть всех, кого уважали. Первыми на китайцев и остальных отрядников кинулись бабы, а потом опомнились и мужики, похватав оглобли и колья.

Немалую роль в победе добра над злом сыграла случайность — у красного пулеметчика заклинило затвор и расстрелять в упор нападавших не удалось. Не привыкший получать отпор, сброд Гельберг был перебит крестьянами или разбежался, а сама Софья Гельберг с ближайшим окружением попала в плен. Несмотря на увещевания и даже угрозы, местный сход был единодушен и женщину-палача и ее подручных приговорили к смерти.

Известно, что русские крестьяне народ не злой и богобоязненный. Сложно представить, какую ненависть они испытывали к Гельберг, раз решили казнить ее одним из самых мучительных способов. «Красную Соню» посадили на кол, на котором она умирала три дня.

Читайте также:
Как размножить горную сосну: размножение черенками и семенами в домашних условиях

Не было пощады и ее первому заместителю, имя которого история не сохранила. Очевидцы расправы описывали его как пожилого комиссара еврея с козлиной бородкой и в очках. Его сначала били смертным боем, выкололи глаза и сломали руки и ноги, а затем, едва живого, привязали к деревянным козлам и распилили пополам двуручной пилой. Китайцев и мадьяр, которых отлавливали по тамбовским лесам еще несколько дней, без затей перевешали на березах, на месте поимки.

Средневековая казнь, которой подвергли Софью Гельберг, официально была упразднена еще при Петре I. Последним, так лишили жизни Степана Глебова, которого царь приказал посадить на кол на Красной площади в Москве за связь со своей первой женой Евдокией Лопухиной в 1718 году. Но в народе такой жестокий способ казни использовался при самосудах еще в начале XX столетия, хотя применяли ее только для казни самых отъявленных мерзавцев.

Видео как людей сажали накол

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

На сей раз решил перевести и выложить статью из польского журнала FocusHistoria о том, как в старину сажали на кол.
Раз уж пишу иной раз о нравах средневековой эпохи, то грех не затронуть такую тему как казни и пытки. Вещь грязная, но по отношению к тем временам – неотъемлемая.

Кол (из) Азьи.
Агнешка Уциньска (FocusHistoria).

На восточных землях Речи Посполитой за измену приговаривали к сажанию на кол. Во время этой жестокой казни жертва лежала в раскорячку с руками, связанными за спиной. Чтобы приговоренный не мог двигаться, один из помощников палача садился ему на плечи. Исполнитель приговора впихивал кол настолько глубоко, насколько мог, а затем вбивал его молотком еще глубже. Жертву, «нанизанную» на кол, ставили в вертикальное положение, и таким образом, благодаря весу собственного тела, приговоренный сползал все глубже на кол. Для облегчения экзекуции палач обмазывал кол смальцем. Острие кола было затупленным и закругленным, чтобы не пробивать внутренних органов. При условии правильного исполнения казни, кол находил в теле «естественную» дорогу и доходил аж до грудной клетки. Самое знаменитое литературное описание сажания на кол оставил нам Генрик Сенкевич в «Пане Володыевском»:

«От пояса до самых ступней он был раздет донага и, чуть приподняв голову, увидел меж голыми своими коленями свежеобструганное острие кола. Толстый конец кола упирался в ствол дерева. От обеих ног Азьи тянулись веревки, и к ним припряжены были лошади. Азья при свете факелов разглядел только конские крупы и стоящих чуть поодаль
двух людей, которые, очевидно, держали коней под уздцы. (…) Люсьня наклонился и, обеими руками взявшись за бедра Азьи, чтобы направлять его тело, крикнул людям, державшим лошадей:
— Трогай! Медленно! И разом!
Кони дернулись — веревки, напрягшись, потянули Азью за ноги. Тело его поползло по земле и в мгновенье ока очутилось на занозистом острие. В тот же миг острие вошло в него, и началось нечто ужасное, нечто противное природе и чувствам человеческим. Кости несчастного раздвинулись, тело стало раздираться пополам, боль неописуемая, страшная, почти граничащая с чудовищным наслаждением, пронзила все его естество. Кол погружался все глубже и глубже. (…)Быстро выпрягли лошадей, после чего кол подняли, толстый его конец опустили в заранее приготовленную яму и стали засыпать землей. Тугай-беевич с высоты смотрел на эти действия. Он был в сознании. Этот страшный вид казни был тем более страшен, что жертвы, посаженные на кол, жили порою до трех дней. Голова Азьи свесилась на грудь, губы его шевелились; он словно жевал, смаковал что-то, чавкая; теперь он чувствовал невероятную, обморочную слабость и видел перед собою беспредельную белесую мглу, которая непонятно отчего казалась ему ужасной, но в этой мгле он различил лица вахмистра и драгун, знал, что он на колу, что под тяжестью тела острие все глубже вонзается в него; впрочем, тело начало неметь от ног и выше, и он становился все более нечувствительным к боли.»

Подписи к изображению:
1)Кол разрывает промежность и проходит через таз.

2)Повреждает нижний отдел мочевой системы (мочевой пузырь), а у женщин -детородные органы.

3)Пропихиваемый выше, кол разрывает брыжейку тонкой кишки, пробиваясь сквозь кишки и накопления пищи в брюшной полости.

4)Отклоняясь к передней части позвоночника в области поясницы, кол «скользит» по его поверхности достигая верхней части брюшной полости и поражает желудок, печень, иногда поджелудочную железу.

5)Далее кол прорывает диафрагму и проникает в грудную клетку. Повреждает сердце и центральные кровеносные сосуды, а затем легкие, бронхи и трахею.

6)Кол пробивает кожу и выходит наружу.

Слово эксперту:
Профессор Анджей Кулиг, руководитель Института клинической патоморфологии Centrum Zdrowia Matki Polki в Лодзи, подчеркивает, что данная схема/иллюстрация, показывающая мучения, связанные с сажанием на кол, дает лишь приблизительную картину увечий. Степень поражения органов во время этой жестокой казни в большей степени зависит от того, проходит ли кол через центральную часть тела, либо в результате работы палачей его ход изменился, отклоняясь вперед или вбок. В этом случае поражается только часть внутренних органов и пробивается брюшная полость. Кол, вбитый по всем канонам «искусства», достигал грудной клетки и являлся причиной обширного поражения сердца, основных кровеносных сосудов, и разрыва диафрагмы. Профессор Кулиг также подчеркивает, что различные казни, пересказанные в разных исторических источниках и литературе, сильно преувеличены. Казненные умирали достаточно быстро, либо благодаря моментально наступающему заражению организма (сепсису), либо от многочисленных поражений внутренних органов и кровотечения.
(Перевод pan_demetrius )

Читайте также:
Как правильно хранить собранный урожай

P.S. А вот автор этой миниатюры (кликабельно), изображающей трапезничающего Влада Цепеша, явно не видел живьем, как на кол сажают 😉

Хождение по кругу: самая ужастная казнь на Руси

Screenshot_4

В старину смертная казнь служила не только наказанием для преступников, но и средством устрашения для потенциальных нарушителей закона. Поэтому ни о какой гуманности и речи не шло. Использовались самые изощренные способы умерщвления, целью которых было заставить человека как следует помучиться перед смертью. На Руси одним из самых мучительных видов казней являлось так называемое «хождение по кругу».

Виды казней на Руси
Судя по всему, древнейшей формой казни на Руси было повешение. В уставной Двинской грамоте великого князя Василия Дмитриевича за 1397 год предписывалось подвергать этой казни татей (воров и разбойников), если они будут уличены в преступлении трижды. По Уложению царя Алексея Михайловича повешение назначалось перебежчикам во вражеское войско и шпионам.

Но, похоже, более распространенной казнью являлось отсечение головы. Его назначали по любому поводу, если преступление считалось достаточно серьезным.

Еще с XIII века применялась казнь через сожжение. Чаще всего ей подвергали людей, обвиняемых в колдовстве, преступлениях против веры или поджогах. Дипломат и писатель Г.К. Котошихин в книге «О России в царствование Алексея Михайловича» сообщает: «Жгут живаго за богохульство, за церковную татьбу, за волховство, за чернокнижество, за книжное преложение».

Иногда применялась казнь через утопление. Как правило, этот способ использовался при массовых казнях. Так, в 1607 году по повелению царя Василия Шуйского в Москве было утоплено около четырех тысяч мятежников. Их били дубиной по голове, а затем бесчувственные тела спускали под лед в Яузу.

Закапывание заживо в землю применялось только по отношению к женщинам, обвинявшимся в мужеубийстве.

Фальшивомонетчикам заливали в горло расплавленный свинец или олово. Особенно часто практиковалось это при Иване Грозном, который вообще любил экзотические виды казней.

В XV веке на Руси стал применяться такой способ казни, как четвертование. Известно, что в 1497 году великий князь Иван III приказал казнить таким образом сторонников своего младшего сына, будущего князя Василия III: «казниша их на Москве реке… Руки, да ноги и голову отсекли».

В конце XVII столетия получила распространение казнь через колесование: осужденному ломали кости и привязывали к деревянному колесу, где он умирал медленной смертью. В 1696 году таким образом был казнен «немчин Якушка», перебежавший к туркам во время осады Азова.

Сажание на кол также применялось на Руси довольно часто, например, к бунтовщикам и изменникам. Если верить византийским источникам, этот вид казни был распространен еще у восточных славян.

Расстрел не относился к видам «позорной» казни. Введен он был лишь в 1716 году Воинским уставом Петра I. Но он же узаконил и казнь через «повешение на ребро», которой подвергали воров и разбойников: преступнику вонзали в бок железный крюк, связывали руки и так подвешивали. Через несколько дней он умирал от жажды и кровопотери.

Кошмар на Лобном месте
Казни совершались, как правило, при большом скоплении народу, о них объявлялось заранее. В Москве местами для публичных казней являлись Лобное место, расположенное на Красной площади напротив Спасских ворот, и Козье болото (там сейчас Чистые пруды). Самые жестокие наказания полагались за государственную измену. Помимо отрубания головы, сажания на кол и четвертования, с обвиняемого могли заживо крюками содрать кожу или сварить в кипятке.

Но еще хуже считался довольно редко применяемый на Руси способ казни, известный как «хождение по кругу». Осужденному вспарывали живот, но так, чтобы он не умер сразу от потери крови. После этого извлекали одну из кишок, прибивали к дереву (обычно к дубу или тополю) и заставляли ходить вокруг этого дерева. Как вариант – наматывали внутренности на палку или валик. При этом за жертвой следом шел солдат, периодически подталкивавший несчастного в спину копьем, чтобы тот не останавливался. Чаще всего казнимые погибали от заражения крови.

Откуда взялся этот вид казни?
Скорее всего, «хождение по кругу» не было чисто русским изобретением. Возможно, оно было позаимствовано у пришедших на Русь варягов. У викингов приговоренные ходили вокруг столба. Аналогичный способ казни существовал в Исландии, где, правда, вместо дерева или столба использовали особый камень, на который наматывалась кишка. Так казнили по приговору правительственного собрания — тинга.

В начале нашей эры сходный вид казни применялся римлянами. Осужденного привязывали к вертикальному столу, после чего палач делал небольшой, но достаточно глубокий надрез в боку, извлекал кишки и наматывал их на стоявшую рядом лебедку. Казнь могла продолжаться от нескольких часов до нескольких суток. Кстати, по легенде, именно таким образом пытались умертвить Святого Петра по приказу императора Нерона, но он смог выжить в результате адской процедуры, и в конце концов его пришлось распять вниз головой.

Читайте также:
Бутокс 50 для кур — инструкция по применению препарата

Есть версия, что изначально «хождение по кругу» являлось способом самоубийства у скандинавских языческих жрецов. Они считали почетным не умереть своей смертью, а принести себя в жертву верховному богу Одину. Поэтому, когда жрец становился стар и немощен, он осуществлял над собой вышеописанный ритуал. Правда, историки предполагают, что предварительно служитель богов употреблял какое-нибудь анестезирующее зелье, чтобы не испытывать боли и мучений. А впоследствии кому-то пришло в голову, что можно таким образом казнить преступников. И, разумеется, уже без всякого обезболивания.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

3

вот и сейчас нам нужна смертная казнь к насильникам, серийникам и расхитителям казны. Хотя бы расстрел. Сразу дела наладятся в стране

вот и сейчас нам нужна смертная казнь к насильникам, серийникам и расхитителям казны. Хотя бы расстрел. Сразу дела наладятся в стране

wolf_11ww11ww

2 2

Написал(а) Sanya77 Сегодня, 19:04
вот и сейчас нам нужна смертная казнь к насильникам, серийникам и расхитителям казны. Хотя бы расстрел. Сразу дела наладятся в стране

Написал(а) Sanya77 Сегодня, 19:04
вот и сейчас нам нужна смертная казнь к насильникам, серийникам и расхитителям казны. Хотя бы расстрел. Сразу дела наладятся в стране

Да их хотя бы по нашему УК начали привлекать и то профит.

wolf_11ww11ww

2 2

” Особенно ее любил Иван Грозный, который, к слову сказать, был весьма изобретателен в способах экзекуции. Так, например, он придумал зашивать провинившихся в медвежьи шкуры и отдавать их на растерзание собакам или сдирать кожу с живого человека. “

Ерунда какая то. Из текста следует, что эти виды казни изобрёл лично Василич. Думаю (не факт конечно, могли и раньше практиковать) сдирание кожи пришло на Русь с монголами. И на кол садили не только на Запорожье, по всему Востоку и Европе, да можно сказать весь мир сидел на колу.
Пост опять тень на плетень.

” Особенно ее любил Иван Грозный, который, к слову сказать, был весьма изобретателен в способах экзекуции. Так, например, он придумал зашивать провинившихся в медвежьи шкуры и отдавать их на растерзание собакам или сдирать кожу с живого человека. “

Ерунда какая то. Из текста следует, что эти виды казни изобрёл лично Василич. Думаю (не факт конечно, могли и раньше практиковать) сдирание кожи пришло на Русь с монголами. И на кол садили не только на Запорожье, по всему Востоку и Европе, да можно сказать весь мир сидел на колу.
Пост опять тень на плетень.

marginal

2

Хороший вид казни для казнокрадов свинец в глотку заливать. Я в соц сетях уже писал, что тем кто народу тарифы и цены повышают, нужно расплавы копеечных монет в ненасытные пасти вливать, а копейки для казни должны собрать ограбленные ими пенсионеры и малоимущие граждане! Более гуманно будет им просто монетами глотку законопатить.

Хороший вид казни для казнокрадов свинец в глотку заливать. Я в соц сетях уже писал, что тем кто народу тарифы и цены повышают, нужно расплавы копеечных монет в ненасытные пасти вливать, а копейки для казни должны собрать ограбленные ими пенсионеры и малоимущие граждане! Более гуманно будет им просто монетами глотку законопатить.

Cooper174

wolf_11ww11ww

2 2

Написал(а) marginal Сегодня, 20:22
Хороший вид казни для казнокрадов свинец в глотку заливать. Я в соц сетях уже писал, что тем кто народу тарифы и цены повышают, нужно расплавы копеечных монет в ненасытные пасти вливать, а копейки для казни должны собрать ограбленные ими пенсионеры и малоимущие граждане! Более гуманно будет им просто монетами глотку законопатить.

Ща они прошаренные, и во время казни обворуют бюджет наказания. И окажется что не только казнить нечем, но и палачу платить.

Написал(а) marginal Сегодня, 20:22
Хороший вид казни для казнокрадов свинец в глотку заливать. Я в соц сетях уже писал, что тем кто народу тарифы и цены повышают, нужно расплавы копеечных монет в ненасытные пасти вливать, а копейки для казни должны собрать ограбленные ими пенсионеры и малоимущие граждане! Более гуманно будет им просто монетами глотку законопатить.

Ща они прошаренные, и во время казни обворуют бюджет наказания. И окажется что не только казнить нечем, но и палачу платить.

Очередной бездоказательный высер какие русские уроды, да по сравнению с Европой у нас казней вообще не было. не говоря про инквизицию. Даже картинки европейские пришлось вставить )

Очередной бездоказательный высер какие русские уроды, да по сравнению с Европой у нас казней вообще не было. не говоря про инквизицию. Даже картинки европейские пришлось вставить )

filin123

Интересно. Про то, что на кол сажали, слыхал. Про остальное. впервые слышу. Вопрос, правда ли это. Во что-то верится, например в то, что при Петре 1 и Иване Грозном могло нечто происходить.
А вообще нельзя такое делать, даже с самыми отъявленными мразями. Уж лучше просто расстрелять.

Интересно. Про то, что на кол сажали, слыхал. Про остальное. впервые слышу. Вопрос, правда ли это. Во что-то верится, например в то, что при Петре 1 и Иване Грозном могло нечто происходить.
А вообще нельзя такое делать, даже с самыми отъявленными мразями. Уж лучше просто расстрелять.

Читайте также:
Инсектициды: описание, список для сада и комнатных растений

Про Ивана Грозного повторяют старые сказки.
“Иоанн управлял государством с 1538 г. по 1584 г., почти 46 лет.
За всё время царствования не было ни одного казнённого без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от трёх, до — четырёх тысяч, то есть меньше 100 человек в год, включая уголовных преступников (напомню, к концу правления Ивана Грозного население страны составляло 10-12 млн человек).
Числа жертв террора можно сравнить с ведущими странами Западной Европы того же исторического периода, государи которых проводили политику централизации:
во Франции «кровавая» королева Екатерина Медичи в одну Варфаломеевскую ночь загубила больше, чем за 30 лет репрессий Ивана Грозного. Однако символом террора стал именно Грозный — Ivan the Terrible, что было связано с его попыткой движения на Запад.
В 16 веке в Европе выходило множество брошюр, в которых излагалась сомнительная информация о том, что русский царь — пьяница и развратник, а все его подданные — такие же дикие уроды. Однако, в наставлениях послам указывалось, что царь — трезвенник, неприятно умён, пьяных не выносит категорически, и даже запретил распитие алкоголя в Москве, в результате чего «нажраться» можно только за городом, в так называемых «наливках».” (с)

Про Ивана Грозного повторяют старые сказки.
“Иоанн управлял государством с 1538 г. по 1584 г., почти 46 лет.
За всё время царствования не было ни одного казнённого без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от трёх, до — четырёх тысяч, то есть меньше 100 человек в год, включая уголовных преступников (напомню, к концу правления Ивана Грозного население страны составляло 10-12 млн человек).
Числа жертв террора можно сравнить с ведущими странами Западной Европы того же исторического периода, государи которых проводили политику централизации:
во Франции «кровавая» королева Екатерина Медичи в одну Варфаломеевскую ночь загубила больше, чем за 30 лет репрессий Ивана Грозного. Однако символом террора стал именно Грозный — Ivan the Terrible, что было связано с его попыткой движения на Запад.
В 16 веке в Европе выходило множество брошюр, в которых излагалась сомнительная информация о том, что русский царь — пьяница и развратник, а все его подданные — такие же дикие уроды. Однако, в наставлениях послам указывалось, что царь — трезвенник, неприятно умён, пьяных не выносит категорически, и даже запретил распитие алкоголя в Москве, в результате чего «нажраться» можно только за городом, в так называемых «наливках».” (с)

marginal

2

Написал(а) marginal Сегодня, 20:22
Хороший вид казни для казнокрадов свинец в глотку заливать. Я в соц сетях уже писал, что тем кто народу тарифы и цены повышают, нужно расплавы копеечных монет в ненасытные пасти вливать, а копейки для казни должны собрать ограбленные ими пенсионеры и малоимущие граждане! Более гуманно будет им просто монетами глотку законопатить.

Ща они прошаренные, и во время казни обворуют бюджет наказания. И окажется что не только казнить нечем, но и палачу платить.

Хорошо проблему понимаешь! Пять баллов!

Написал(а) wolf_11ww11ww Вчера, 22:00
Написал(а) marginal Сегодня, 20:22
Хороший вид казни для казнокрадов свинец в глотку заливать. Я в соц сетях уже писал, что тем кто народу тарифы и цены повышают, нужно расплавы копеечных монет в ненасытные пасти вливать, а копейки для казни должны собрать ограбленные ими пенсионеры и малоимущие граждане! Более гуманно будет им просто монетами глотку законопатить.

Ща они прошаренные, и во время казни обворуют бюджет наказания. И окажется что не только казнить нечем, но и палачу платить.

Хорошо проблему понимаешь! Пять баллов!

d707eh

все русские цари, включая Ивана Грозного, просто образец человеколюбия по сравнению с европейскими монархами.

все русские цари, включая Ивана Грозного, просто образец человеколюбия по сравнению с европейскими монархами.

Написал(а) RRaven Сегодня, 0:18
Про Ивана Грозного повторяют старые сказки.
“Иоанн управлял государством с 1538 г. по 1584 г., почти 46 лет.
За всё время царствования не было ни одного казнённого без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от трёх, до — четырёх тысяч, то есть меньше 100 человек в год, включая уголовных преступников (напомню, к концу правления Ивана Грозного население страны составляло 10-12 млн человек).

Вообще-то есть один ньюанс: убийство холопа за казнь не считалась. А 4000 казненных дворян – это не мало..

Написал(а) RRaven Сегодня, 0:18
Про Ивана Грозного повторяют старые сказки.
“Иоанн управлял государством с 1538 г. по 1584 г., почти 46 лет.
За всё время царствования не было ни одного казнённого без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от трёх, до — четырёх тысяч, то есть меньше 100 человек в год, включая уголовных преступников (напомню, к концу правления Ивана Грозного население страны составляло 10-12 млн человек).

Вообще-то есть один ньюанс: убийство холопа за казнь не считалась. А 4000 казненных дворян – это не мало..

А вообще любая власть – зло.. И её надо. НЕ СКАЖУ, что надо с ней сделать!

У нас в РБ за такой комментарий грозит Статья 361, ч.3 (до 5 лет. ) У вас ещё нет?

А вообще любая власть – зло.. И её надо. НЕ СКАЖУ, что надо с ней сделать!

Читайте также:
Где можно заказать семена овощей

У нас в РБ за такой комментарий грозит Статья 361, ч.3 (до 5 лет. ) У вас ещё нет?

Написал(а) Sanya77 Вчера, 19:04
вот и сейчас нам нужна смертная казнь к насильникам, серийникам и расхитителям казны. Хотя бы расстрел. Сразу дела наладятся в стране

Написал(а) Sanya77 Вчера, 19:04
вот и сейчас нам нужна смертная казнь к насильникам, серийникам и расхитителям казны. Хотя бы расстрел. Сразу дела наладятся в стране

Для начала попробуйте проголосовать правильно.

4

Написал(а) wayne-eligor Сегодня, 0:15
А вообще нельзя такое делать, даже с самыми отъявленными мразями. Уж лучше просто расстрелять.

Написал(а) wayne-eligor Сегодня, 0:15
А вообще нельзя такое делать, даже с самыми отъявленными мразями. Уж лучше просто расстрелять.

нЕСоГлАснаЯ
А каК жЕ нАстАвлЕниЕ друГиМ?
веДЬ В эТоМ и еСтЬ всЯ соЛь.

Сатэн

22 2 3

Написал(а) wayne-eligor Сегодня, 0:15
А вообще нельзя такое делать, даже с самыми отъявленными мразями. Уж лучше просто расстрелять.

Написал(а) пятнашка Сегодня, 13:13
Написал(а) wayne-eligor Сегодня, 0:15
А вообще нельзя такое делать, даже с самыми отъявленными мразями. Уж лучше просто расстрелять.

нЕСоГлАснаЯ
А каК жЕ нАстАвлЕниЕ друГиМ?
веДЬ В эТоМ и еСтЬ всЯ соЛь.

ЛитЛайф

Помогите нам сделать Литлайф лучше

Казнь на колу — «одна из самых ужасных казней, порожденная человеческой жестокостью», как определяет ее «Большая энциклопедия XIX века», — состоит в забивании кола в тело приговоренного. Чаще всего кол вводили через задний проход и оставляли жертву умирать.

Такая казнь, особенно популярная на Востоке и в Азии, применялась повсеместно: в Африке, Центральной Америке и даже в Европе, в славянских странах и германских племенах Карла Пятого, где кодекс Каролины предусматривал сажание на кол для матерей, виновных в детоубийстве. В России сажали на кол вплоть до середины XVIII века. В XIX веке сажание на кол по-прежнему практиковали в Сиаме, Персии и Турции, где в 30-х годах такого рода казни совершались публично.

Смертная казнь. История и виды высшей меры наказания от начала времен до наших дней i_053.jpg

Казнь на колу. Гравюра из «De Сгuсе» Юстуса Липсия. Частн. кол.

В Законе Ману, древнем своде религиозных и гражданских законов индийского общества, среди семи видов смертной казни сажание на кол занимало первое место. Ассирийские правители прославились, приговаривая к смерти на колу повстанцев и побежденных. Упоминаемый Гастоном Масперо Ашшурнасирпап писал: «Я повесил трупы на столбы. Некоторых я насадил на верхушку столба…, а оставшихся — на колы вокруг столба».

Персы также питали особую привязанность к этому виду смертной казни. Ксеркс, взбешенный непокорностью царя Леонида, который с тремястами спартанцами пытался преградить в Фермопилах путь персидской армии, приказал посадить греческого героя на кол.

Техника сажания на кол во всем мире была практически идентична, за исключением нескольких деталей. Некоторые народы, в том числе ассирийцы, вводили кол через живот, а выводили через подмышку или рот, но такая практика не получила широкого распространения, и в подавляющем большинстве случаев деревянный или металлический кол вводили через анус.

Приговоренного клали на живот на землю, разводили ноги и либо закрепляли их неподвижно, либо их держали палачи, руки пригвождали к земле копьями, или связывали за спиной.

В некоторых случаях в зависимости от диаметра кола анус предварительно смазывали маслом или надрезали ножом. Палач обеими руками втыкал кол так глубоко, как мог, а потом загонял его внутрь с помощью дубины.

Здесь открывался широкий простор для фантазии. Иногда в кодексах или приговорах уточнялось, что кол, введенный в тело на пятьдесят — шестьдесят сантиметров, нужно поставить вертикально в заранее подготовленную лунку. Смерть наступала чрезвычайно медленно, и приговоренный испытывал неописуемые мучения. Изощренность пытки заключалась в том, что казнь совершалась сама собой и более не требовала вмешательства палача. Кол все глубже проникал в жертву под действием ее веса, пока наконец не вылезал из подмышки, груди, спины или живота в зависимости от заданного направления. Иногда смерть наступала спустя несколько дней. Случаев, когда агония длилась больше трех дней, было предостаточно.

Точно известно, что кол, введенный через анальное отверстие и вышедший из живота, убивал медленнее, чем вышедший из груди или горла.

Нередко кол вбивали молотком, протыкая тело насквозь, задача палача в данном случае заключалось в том, чтобы он вышел изо рта. Помимо физических данных приговоренного, длительность агонии зависела от типа кола.

В некоторых случаях кол, вводимый в анальное отверстие, был хорошо заострен. Тогда смерть наступала быстро, поскольку он легко разрывал органы, вызывая внутренние повреждения и кровотечения летального характера. Русские обычно целили в сердце, что удавалось не всегда. Многие историки рассказывают, что один боярин, посаженный на кол по приказу Ивана IV, промучился целых два дня. Любовник царицы Евдокии после двенадцати часов, проведенных на колу, плюнул в лицо Петру I.

Персы, китайцы, бирманцы и жители Сиама заостренному колу предпочитали тонкий с закругленным концом, наносивший минимальные повреждения внутренним органам. Он не протыкал и не разрывал их, а раздвигал и оттеснял, проникая вглубь. Смерть оставалась неотвратимой, но казнь могла продлиться несколько дней, что с точки зрения назидательности было весьма полезно.

На колу с закругленным наконечником казнили Сулеймана Хаби в 1800 году за то, что он зарезал кинжалом генерала Клебера, главнокомандующего французскими войсками в Египте после отплытия Бонапарта во Францию.

Читайте также:
Выращивание картофеля в Московской области

Смертная казнь. История и виды высшей меры наказания от начала времен до наших дней i_054.jpg

Сажание на кол в Персии. Гравюра. Частн. кол.

Возможно, это единственный в истории случай, когда западная юриспруденция прибегла к такому способу казни. Французская военная комиссия отступила от военного кодекса в пользу обычаев страны. Казнь прошла при большом стечении народа на эспланаде Каирского института при участии французского палача Бартелеми, для которого это был первый опыт подобного рода. Он справился с задачей сравнительно успешно: перед тем как приступить к забиванию молотком железного кола, счел необходимым надрезать анус ножом. Сулейман Хаби бился в агонии четыре часа.

Китайский способ насаживания на кол, как всегда, отличался особой изощренностью: в анальное отверстие забивали бамбуковую трубку, через которую внутрь вводили раскаленный на огне железный прут.

Кстати говоря, именно так казнили английского короля Эдуарда II, чтобы выдать его смерть за естественную. Раскаленный прут ввели в его тело через полый рог. Мишле пишет в «Истории Франции»: «Труп выставили на всеобщее обозрение… На теле не было ни единой раны, но люди слышали крики, и по обезображенному мукой лицу монарха было понятно, что убийцы подвергли его ужасной пытке».

Смертная казнь. История и виды высшей меры наказания от начала времен до наших дней i_055.jpg

Казнь на колу. Гравюра из «De Сгuсе» Юстуса Липсия. Частн. кол.

На Востоке этот способ казни часто использовали для устрашения, сажая на кол пленников у стен осажденного города, чтобы посеять ужас в душах горожан.

Подобными акциями устрашения особенно славились турецкие войска. К примеру, именно так они действовали у стен Бухареста и Вены.

В результате восстания в Марокко около середины XVIII века бухарцев, знаменитой «черной гвардии», состоявшей из купленных в Судане негров, на кол были посажены несколько тысяч мужчин, женщин и детей.

В те же годы в Дагомее девушек приносили в жертву богам, насаживая вагиной на заостренные мачты.

В Европе сажания на кол были популярны во время религиозных войн, особенно в Италии. Жан Лежер пишет, что в 1669 году в Пьемонте дочь нотабля Анну Шарбонно де ля Тур насадили «причинным местом» на пику, и эскадрон палачей пронес ее через город, скандируя, что это их флаг, который в конце концов они воткнули в землю у пересечения дорог.

Во время войны в Испании наполеоновские войска сажали на кол испанских патриотов, те платили им тем же. Гойя запечатлел эти ужасные сцены в гравюрах и рисунках.

В 1816 году, после бунта, закончившегося убийством более пятнадцати тысяч человек, султан Махмуд II ликвидировал корпус янычаров. Многих обезглавили, но большинство подверглось казни на колу.

Ролан Вильнев пишет, что в 1958 году дядя иракского короля, известный своими гомосексуальными наклонностями, «был посажен на кол, дабы кара настигла его через место его греха».

Смертная казнь. История и виды высшей меры наказания от начала времен до наших дней i_056.jpg

Суд Камбиза. Картина Жерара Давида. 1498 г. Архивы СЕКА.

Сдирание кожи — казнь, заключающаяся в полном или частичном снятии кожи с осужденного. Особенно часто применялась в Халдее, Вавилоне и Персии.

Эту гнусную операцию осуществляли ножами и некоторыми другими режущими инструментами.

Преступление и наказание

Институт права и сопутствующий ему институт наказания способствовали формированию целой профессиональной субкультуры «заплечных дел мастеров». Вклад этих «профессионалов страдания» в копилку человеческих гнусностей трудно переоценить. Колесование, дыба, сажание на кол, испанский сапожок, четвертование (лишь небольшая часть списка казней и пыток) — все это не горячечный приступ воспаленной дьявольской фантазии, а плоды пытливого человеческого разума. Человек действительно уникальное существо. Значительную часть своих интеллектуальных и духовных возможностей он потратил на изобретение максимально эффективных способов убийств и издевательств над себе подобными.

Преступление и наказание

Экскурс в историю: как сажали на кол при Петре I

«По свидетельству современников, именно таким образом расправился Петр I со Степаном Глебовым — любовником своей сосланной в монастырь жены Евдокии. 15 марта 1718 года измученного пытками Глебова привезли на Красную площадь, заполненную толпами народа. Петр приехал в отапливаемой карете. Глебова посадили на необструганный «персидский кол».

Приговоренного поставили спиной к столбу, завели руки назад и крепко связали за спиной. Затем его посадили на кол, вернее на дощечки. При этом кол вошел не глубоко, а вот глубину дальнейшего проникновения регулировали, постепенно уменьшая высоту опорных столбиков. Палачи следили за тем, что бы кол, входя в организм, не затрагивал жизненно важных центров.

По личному указанию Петра, что бы мученик не умер от обморожения, не него надели шубу и шапку. Глебов мучился пятнадцать часов, оглашая площадь нечеловеческими криками. Он умер только в шестом часу утра следующего дня.» (Гитин В.Г. Это жестокое животное мужчина. М. 2002) «Мастера» просвещенного Запада отнюдь не отставали от своих коллег из «дикой Московии», чему свидетельствует следующий пример.

Четвертование по-французски

Приведенное здесь описание повествует о последних часах человека, казненного в 1757 году по обвинению в заговоре с целью убийства короля Франции. По приговору несчастному вырвали мясо на груди, руках и ногах, а раны поливали смесью кипящего масла, воска и серы. Затем его четвертовали с помощью лошадей, а расчлененные останки сожгли.

Офицер стражи составил следующий отчет о происшедшем: «Палач погрузил кандалы в котел с кипящим зельем, которым он щедро поливал каждую рану. Затем запрягли лошадей и привязали за руки и за ноги. Лошади сильно потянули в разные стороны. Через четверть часа процедуру повторили и сменили лошадей: тех, которые были у ног, поместили к рукам, что бы сломать суставы. Все повторили несколько раз.

Читайте также:
Земляника Мара Де Буа: выращивание, описание сорта, фото и отзывы

После двух или трех попыток палач Самсон и его помощник, который держал клещи, достали ножи и надрезали тело у бедер, лошадей снова потянули; затем то же сделали с руками и плечами; мясо было срезано почти до самых костей. Лошади напряглись изо всех сил и оторвали сначала правую, затем левую руку. Жертва была жива до того момента, когда ей окончательно оторвали конечности от тела» /Foucoult Michel. Discipline and Panish. Harmondsworht, 1979/

Читая описание средневековых казней трудно поверить, что они происходили при больших скоплениях людей, жадно внимавших происходящему. Такие казни были большими событиями и служили одной из форм массовых развлечений.

«Саллическая правда»

Интересно, что уже в раннем средневековье появляется тенденция использования денег, как универсального обменного эквивалента — даже в правовых отношениях. Показательна в этом отношении «Саллическая правда», действие которой приходится на IY-YIII века нашей эры, когда происходила варваризация Римской империи, сопровождаемая разгромом «всего и вся». Как отмечают историки, жестокость и агрессия доходили до остервенения.

Об этом можно судить по следующим выдержкам из действовавшего тогда закона: «Кто вырвет другому руку, ногу, глаз или нос, платит 100 солидов, но если рука еще висит, то лишь 63 солида. Оторвавший большой палец платит 50 солидов, но если палец остается висящим, то только 30». И все в таком же духе. В частности, за указательный палец надо было платить на 5 солидов больше, чем за остальные, ибо он необходим для стрельбы из лука.

Конечно, та целесообразность, которую хотел внести в эту норму законодатель, меркнет в наших глазах перед предполагаемыми формами его нарушения. Но это опять таки один из первых шагов к появлению в дальнейшем рационального западного права в его современном варианте. Со временем в большинстве западных обществ получают распространение исправительные практики контроля над преступностью. Создаются первые тюрьмы, в последствии развившиеся в пенитенциарные системы.

Лондонская тюрьма «Флит»

В XII веке в Лондоне были построены две тюрьмы, само упоминание о которых вселяло ужас в сердца не только уголовников, но и должников… Возведенная 1130 года, тюрьма «Флит» еще с той поры славилась коррупцией. Пост хранителя переходил по наследству и сохранялся за одной из семей свыше трехсот пятидесяти лет.

В средние века во «Флите» томились люди, заключенные в тюрьму по религиозным мотивам — нередко подобных преступников клеймили раскаленным железом, увечили им ноздри и отрезали уши. Тюремные пыточные инструменты включали в себя тиски для пальцев и железный ошейник, вызывающий у несчастных смертельное удушье.

Тюрьма всегда являлась желанной целью для бунтовщиков и революционеров. В минувшие века «Флит» сжигали до тла и отстраивали заново три раза. Условия в ней были столь плачевны, что судя по свидетельству Мозеса Пита, относящемуся к последнему десятилетию XVII века, «Вшей можно было снимать прямо с одежды теснящихся в камере десятков заключенных».

Для наказаний применялась и темница, называвшаяся «сейфом». В этой камере из неоштукатуренного кирпича не было ни камина, ни печи, а свет проникал лишь через щель над дверью. Темница была сырой и зловонной и, как правило, располагалась вблизи горы, свозимых со всей тюрьмы в одно место нечистот. Обычно в «сейфе» находились наряду с живыми и покойники, ожидающие захоронения.

В 1729 году тогдашнего начальника тюрьмы судили за убийство после того, как шестеро заключенных погибли в результате нечеловеческих условий, но в результате его оправдали. Тюрьму «Флит» снесли в 1846 году.

Российские тюрьмы прошлого века

К концу XIX века в России насчитывалось 895 тюрем. По данным на 1 января 1900 года, в них содержалось 90 141 человек.

Англичанин Венинг осмотрел петербургские, московские и тверские тюрьмы в 1819 году. Вот его впечатления: «…Две низменные комнаты были сыры и нездоровы; в первой готовили пищу и помещались женщины, которые хотя и были отгорожены, о на виду всех прохожих; ни кроватей, ни постелей в них не было, а спали женщины на настланных досках; в другой комнате было 26 мужчин и 4 мальчика, из них трое мужчин было в деревянных колодках; в этой комнате содержалось и до 100 человек, которым негде было прилечь ни днем, ни ночью. Комната для колодников высшего сословия находилась почти в земле; попасть в нее можно было через лужу, комната эта должна порождать болезни и преждевременную смерть».

Закапывание живьем в землю обычно применялось к мужеубийцам. Чаще всего женщину закапывали по горло, реже – только по грудь. Такая сцена превосходно описана Толстым в его романе «Петр Первый». Обычно местом для казни становилось людное место – центральная площадь или городской рынок. Рядом с еще живой казненной преступницей выставляли часового, который пресекал любые попытки проявить сострадание, дать женщине воды или немного хлеба. Не возбранялось, однако, высказывать свое презрение или ненависть к преступнице – плевать на голову или даже пинать ее. А еще желающие могли подать милостыню на гроб и церковные свечи. Обычно мучительная смерть приходила на 3–4 сутки, но в истории зафиксирован случай, когда некая Ефросинья, закопанная 21 августа, умерла только 22 сентября.

Ссылка на основную публикацию